лучший пост от МАРКУСА
— «Больно», — думает Маркус. — «Нечем дышать». Сквозь пробивающийся свист в ушах он будто слышит крики и движение вокруг, но путается между тем, что могло произойти, происходит сейчас и происходило когда-либо в прошлом. Однажды он забирался на дерево и под ним треснула ветка. Тогда он пролетел вниз и ударился о землю с такой силой, что у него выбило воздух из лёгких, и прострелило весь позвоночник от копчика до основания черепа. Было так больно, что он не мог ни дышать, ни плакать, и ещё несколько дней едва шевелился. Сейчас у него было схожее чувство, только в этот раз на земле не было высокой травы. Он словно напоролся на множество пик, и захлебывался, тонул в собственной крови. «Я умираю», — думает Маркус, и мысль эта вызывает отторжение. Нет, он не может умереть, не должен! Он ещё так молод. У него так много времени. Да он почти не жил! «Нет!» — дёргается, уговаривая себя открыть глаза, начать дышать, жить. Глаза открываются, а в ушах звенит так, словно бы только что рядом произошёл взрыв. Продолжить чтение
ФОРУМ ЗАКРЫТ.

Dark Side

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Side » Now That We're Alone » Их разыскивает администрация


Их разыскивает администрация

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

их разыскивает администрацияhttp://forumstatic.ru/files/001b/5d/8c/62867.png

Представители старых объединений, главы и приближенные к главам ковенов, стай и кланов. Люди, мимо которых вряд ли пройдут изменения в городе.

hide-autor

+1

2

ковен «silent striders»

Ethan Miller , 140 y.o.
«Who's the man? Who's the man?
I'm the man, I'm the man
Who's the man with the plan?
I'm the man»
https://i.ibb.co/tpygZj7/Silent-Striders.png
Brandon Flowers

занятость » глава ковена «Silent Striders», держит антикварную лавку, торгует артефактами
раса » маг, ковен «Silent Striders»
отношения » глава ковена, заинтересован в мирном изучении даэдров и контрактов с ними

Этан - мальчик из хорошей английской семьи (его отец даже имел какой-то титул). К тому же, к нему перешёл дар, что освободило его от страданий и нелегкой судьбы детей, которые не получили ни крупицы магии. Родные тряслись над ним как над тепличным растением, как будто боясь, что мироздание передумает и отнимет способности обратно.

Он получил блестящее образование как в магическом плане, так и в общем человеческом. Позже ставшая легендарной закрытая школа для мальчиков Ludgrove School. Из её стен потом выпустятся многие члены королевской семьи. Но какая частная школа обходится без историй о подростковом бунтарстве? Тут он пробует алкоголь, сигареты и многие интересные вещи, доступные группе подростков мужского пола.

Дети влиятельных родителей с грустью говорят о том, что их судьба уже решена за них. Да, это судьба - жить в достатке и при высоком статусе, но она сопряжена с таким количеством условий, запретов и сложностей, что хочется сбежать в другой конец света. Этан понимает - его судьбу будут контролировать ещё сильнее.

И он оказывается прав. Школа, колледж и вместе с ними детство проходят, а родители всё также неустанно следят за каждым его шагом, планируя свадьбу на девушке-колдунье из дружественной семьи. Вдруг генетика сработает и даст им много детей с врожденным даром? Этан не хочет участвовать в процессе селекционного разведения породистых магов.

Он сбегает из дома, прихватив крупную сумму денег, немного вещей, свой блестящий ум и жажду приключений. Путешествуя по миру, он изучает магию во всех её проявлениях и приходит к очень инфантильному и ничем не подкрепленному выводу, который кажется ему блестящим.

Магия - это почти живой организм. А все вокруг насильно удерживают её в рамках и консервативных воззрениях. Если найти способ колдовать так, чтобы не приходилось тратить все силы на подготовку заклинаний, артефакты и расчерчивание волшебных знаков, то может и сама магия станет свободнее и начнёт течь в венах естественно, передаваясь детям гораздо регулярнее.

Для более комфортного и плодотворного развития своей теории Этан в конце концов прибивается к одному крупному ковену в Европе, в который он в результате своей деятельности вносит смуту. Крупный ковен практиковал только классическую магию, не давая энтузиастам заниматься упрощением и усовершенствованием этого искусства.

Началось вполне заметное со стороны расслоение на относительно юных магов, которым не было и двухсот лет, и более старшего поколения. И основная чуждость юного поколения была в отрицании всего того, что маги уже изучили до них принимая на веру как правило. Отрицая если не весь опыт, то большую его часть. И это привело к закономерному расколу.

Во главе энтузиастов смело встаёт Этан - достаточно опытный маг для своего возраста и человек, понимающий, что такое давление традиций, как никто другой.

дополнительно»
Этан - яркий и харизматичный человек, умный и громкий, но к сожалению слишком хаотичный, чтобы вести ковен к безукоризненному успеху. Иногда он просто не понимает, что происходит вокруг и что с этим делать. В такие моменты ему приходится напоминать самому себе, что не просто мужчина, а мужчина с планом.

– У вас была какая-то тактика с самого начала, и вы её придерживались?
– С самого начала у меня была какая-то тактика. И я её придерживался.

Благодаря определенной легкости и приземленности Этана в ковене установились почти семейные отношения, где каждый держится друг за друга. Именно за это и умение вовремя собрать свои блестящие идеями мозги в кучу  члены ковена и прощают ему легкую инфантильность.

У него был роман с колдуньей из своего же ковена Неллой, результатом которого стал ребёнок без дара, которого паре пришлось отдать в другую семью, затерев ему память. Пара распалась, но они продолжают поддерживать дружеские отношения.

Даэдры являются настоящим живым подтверждением теории Этана - магия, которую никто не сдерживает и которая передаётся из поколения в поколение с естественной легкостью.

hide-autor

+5

3

ковен «silent striders»

Elinor Madison Thornton , 130 y.o.
«Ты видишь только то, что хочешь видеть. Но разве жизнь может быть такой, какой ты её себе представляешь?»
https://i.imgur.com/GnjU1JQ.png
Lena Headey

занятость » артефактор, химик
раса » колдунья, ковен «Silent Striders».
зачем ищется » является одним из преемников главы ковена; заинтересована в контрактах с даэдрами

Нелла одна из тех, кому просто повезло. Родившись в семье магов, она не получила дара. С ней произошло бы всё то, что ждёт детей рождённых без сил - ей затёрли бы память, передали бы в другую семью и забыли бы про её существование. Ей повезло, что верховный ковена, к которому принадлежали её родители, был по-настоящему стар. Ей повезло, что тот просто устал жить, и он был готов передать свой дар посторонней ему девочке перед смертью.
Ей, честно говоря, чертовски повезло.
Она не была забыта, не была выкинута из семьи и мира магии, и даже узнав и поняв позже, что могло бы произойти, просто пожала плечами на тот момент принимая ситуацию как данность. Да, маги злы, черствы и бездушны. Да, они выбрасывают детей  без дара из своей жизни, словно ненужные вещи, но есть ли у них выбор? Никто ведь никогда не спрашивал колдуний, чего им стоит выносив ребёнка, прождав несколько лет, прикипев к нему узнать, что от него придётся отказаться.
В этой ситуации забвение - это благо. Куда лучше, чем жить и знать, что ты мог бы получить дар, но оказался негодным. Дефектным. Ущербным.
Не тем.
Их ковен был небольшим, почти семейным. Они базировались на юге Англии, в Суиндоне, стараясь не привлекать к себе внимания. Не вмешивались в политику, старались соблюдать нейтралитет, не лезли в дела других рас. За что и поплатились.
Маги их ковена специализировались на артефакторике и за столетия, что существовал ковен, успели накопить изрядное количество вещей, что не могли не заинтересовать окружающих. Разумеется, они не рассказывали об этом направо и налево, но слухи есть слухи. Один не в меру болтливый маг, заинтересованный в этой информации человек, имеющий связи. Неудачное стечение обстоятельств. Возможность для одних, но смерть и забвение для других.
Они были слишком малочисленны, чтобы дать полноценный отпор. Их нежелание идти на контакт вышло им боком - не было никого, кто мог бы им помочь. Что касается трибунала, то те или не успели, или не пожелали вмешиваться. Говорят, что синклит был заинтересован в получении части вещей. Или уничтожении. Говорят, что возможно невмешательство трибунала не было случайным - это был приказ свыше. Мало ли что говорят?
Но их дома заполыхали в одну ночь.
Всё, что оставалось горстке выживших - сбежать, прихватив всё, что могли унести. В основном это были знания. Книги. И лишь горстка от былых сокровищ артефакторики.
Не зная, верить ли слухам, не представляя что делать столь малым составом оставаться в городе они не пожелали. Как, впрочем, и в стране.
Направляясь на другой континент. Присоединяясь к тем, кто плыл в Америку. Не желая направляться в Европу, представляя, что не зная чужого языка выжить будет сложнее.
На новом континенте теряясь друг для друга, разделяясь. Параноидально делая всё, чтобы никто не смог бы их найти. И кому нужно, и нет.
Элинор присоединялась к ковенам и выходила из них играючи, учась, забирая все знания, что ей давали и исчезая. Меняя город и имя, переезжая раз в десять-пятнадцать лет. Осев только в Сиэтле, успокоившись, погасив собственные страхи и сомнения, не пережив их, но смирившись. Если её найдут, то найдут. Да и, кому она нужна спустя почти столетье?
В 1980 году она вступает в ковен «Silent Striders», после чего перестаёт прятаться и скрываться. То, что казалось страшным двадцатилетней Нелле, почти столетней колдунье уже не кажется таким опасным. Впрочем, иногда она просыпается в слезах и с криками - старые страхи, кошмары и сомнения не готовы так легко её отпустить.
Примерно в то же время она заводит роман с главой ковена, итогом которого становится ребёнок без способностей. Которого она вынуждена передать в другую семью, посторонним людям, поскольку её родных в живых не осталось. Тогда впервые Нелла ощущает презрение к устоявшимся правилам - это её ребёнок. Она не хотела отдавать его. Всё казалось нелепым, убогим и неправильным. Спустя восемь лет отношений их пара распалась сохраняя нейтрально-дружеские отношения. Просто они оказались слишком разными, во всяком случае в глазах Элинор. Но больше, скорее, повлияло отношение к необходимости отдать ребёнка у её партнёра - слишком цинично-равнодушное. Совсем такое же, как у неё в юности. Этого она не простила и простить уже вряд ли сможет.
В 1996 году их ковен был вынужден столкнуться с противостоянием. Это было ожидаемо. Это было отвратительно для Неллы. Вызывало неприятные ассоциации. Но дало возможность поменять ход истории. Повлиять. Дать некоторое ощущение освобождения, что она может изменить если не всё, то что-то.
Дать понять, что она не бессильна.
Но всё же и не всесильна.
Их ковен вынужден менять свою дислокацию обосновываясь в Нью-Йорке, но сохранён в полном составе. И это Элинор считает, во многом, своей заслугой.

дополнительно» изучает ритуалистику и магию вероятности, считает, что удача - это управляемый фактор и его можно исправить так, как будет нужно тебе.
Все маги ковена «Silent Striders» не читают заклинания. Если нужно применить магию — вместо этого используются жесты и сила воли. В этом есть как свои плюсы, так и минусы. Определённый плюс — упрощение. Это быстрее, чем зачитывать заклинание. Но сам эффект, разумеется, может оказаться в разы слабее или, напротив, сильнее, но ударить физическим откатом — последствия могут быть, особенно у плохо обученных магов, от крови из носа до магической комы. Впрочем, при ритуалах не гнушаются читать заклинания — тут уже в соло никак.
За последние сорок лет родила троих детей. И если за судьбой первого не следит, потеряв его. То двое последних, которым едва ли чуть больше двадцати лет, остаются в её поле зрения. Она наблюдает не вмешиваясь, не приближаясь, не пытаясь вмешаться в их жизнь. Появившиеся даэдры, с их контрактами, дают ей надежду, что всё можно изменить. Повернуть время вспять. Она нуждается в этих контрактах дающих магию, не для себя, но для своих детей.

hide-autor

+5

4

ковен «NYX»

Lisbet Uhde , 75 y.o.
Where there is hope, there is always hardship.

https://i.ibb.co/WsLbJNR/nyx-3.png
Stella Maeve

занятость « патологоанатом, одна из приемников главы ковена «Nyx»
раса « колдунья, ковен «Nyx»
отношения « девушка, готовая уничтожить всех конкурентов на пути к верхушке ковена и экспериментам с магией

Лисбет родилась в США в семье магов немецкого происхождения, но оказалась той самой девочкой без дара, которая была никому не нужна. Её ожидала та же судьба, которая ждёт большинство подобных детей: ей должны были стереть память и отдать в другую семью. В случае Лисбет всё пошло не так. Мелкая ошибка в заклинании привела к тому, что память девочки стёрлась не до конца, а вместо другой семьи её отдали в приют (взятка директору быстро решает все проблемы с документами и вопросами).

Девочка не помнила ничего из своего прошлого, но мозг выкидывал мучительные вспышки разговоров о магии и о том, что у Лисбет она должна была быть, но... Дальше всё размывается, но девочка искренне верит в свои видения, считая, что она та самая избранная, как в сказках.

Жизнь в неблагополучном детском доме сказывается на её характере — тут либо ты нападаешь первый, либо терпишь побои и унижения со стороны персонала и сверстников. Лисбет выбирает первое, становясь настоящей грозой местных обитателей. Когда ей исполняется 14, она понимает, что новой семьи у неё уже не будет — никто не удочерит проблемную девочку-подростка.

И вот она уже выпускница приюта с небольшой суммой от государства в поддержку сирот в кармане и с совершенно пустым будущем. Она устраивается на любую работу, куда её берут, еле сводя концы с концами. Снимает комнату в отвратительном доме и всё ещё страдает от странных видений о магии из своего прошлого.

Один раз она натыкается на девушку в круглосуточном кафе на заправке, где работает официанткой в ночную смену. Девушка явно находится под чем-то и заговаривает о магии и о том, что её друзья могут помочь получить её, ведь среди них есть некий гуру-настоящий волшебник, который поделиться крупицами волшебства.

Лисбет отмахивается от странной барышни, но в душе её гложут сомнения. «Странная» не сдаётся и приходит в кафе почти каждый день, уже трезвая, но всё ещё просящая Лисбет присоединиться к ней и её друзьям. Так Бет и попадает в подобие секты, во главе которой и правда стоит настоящий маг, с радостью доказывающий свои способности для небольшого круга молодых людей.

Он много разговаривает с Лисбет, подтверждая её видения и объясняя, что делают с детьми без дара в семьях колдунов. Он сострадателен и желает ей добра — это первый такой человек в её жизни. Он обещает, что проведет ритуал, который передаст его дар сразу всем членам его «ковена».

Уже перед самим ритуалом, она не выдерживает и тайно заглядывает в записи их «гуру», из которых ясно понимает — это действо нацелено на то, чтобы отнять жизненные силы молодых людей, усилив здоровье и продолжительности жизни мага, а не передать его способности, как он обещал.

Понимая, что просто так сбежать ей не дадут, Лисбет намеренно исправляет несколько символов, когда вся группа готовится к ритуалу, расчерчивая пол пентаграммами. Её небольших знаний о магии хватило лишь на то, чтобы вставить защитные символы то тут, то там в слепой надежде на спасение.

И тут ей везёт. Как будто это компенсация за всю остальную жизнь. Магия срабатывает, убивая всех кроме Лисбет, оказавшейся на правильном символе, начерченном на полу. Более того, дар гуру-волшебника переходит ей. Она наконец-то становится той, кем всегда видела себя в своих вспышках из прошлого. Но цена, заплаченная за это, висит на ней тяжким грузом. Каждую ночь во снах к ней приходят одни и те же кошмары о ритуале.

Страшный ритуал не остается без внимания, на девушку выходит ковен «Nyx», очень заинтересованный в том, как именно она смогла выжить при таких обстоятельствах, а тем более заполучить дар. К их удивлению Лисбет идёт на полное сотрудничество, добровольно предлагая себя для изучения и экспериментов.

Бойкая, готовая на всё ради магии и, кажется, почти лишенная страха, девушка быстро привлекает внимание верхушки ковена. Эксперименты над ней продолжают вестись, но самые щадящие, а она сама начинает путь по карьерной лестнице. Теперь она не просто колдунья, а важный объект изучения, который берегут и обеспечивают образованием, деньгами и новой жизнью. И ей плевать, что за всем этим стоит. 

дополнительно»
События в жизни Лисбет сделали её циничной и невосприимчивой к чужим бедам и страданиям. Тем не менее, она натягивает удобную социуму маску милой молодой девушки ради своих целей.

Она видит невероятную красоту и гармонию в трупах, с которыми работает. Часто представляет на месте мёртвых лица своих друзей, погибших во время ритуала, тем самым пытаясь загладить свою вину перед ними, мастерски выполняя свою работу.

Кошмары всё ещё снятся ей, но гораздо реже. Этому помогает её профессиональная деятельность и присутствие при экспериментах ковена. Смерти — это нечто обыденное. Теперь.

Из-за способа, которым она получила свой дар и экспериментов над ним, её магия очень нестабильная. Ей свойственны очень сильные вспышки магии. В ковене это считают ценным открытием, но пока ни сама Лисбет, ни маги «Nyx» не нашли способ это контролировать.

hide-autor

0

5

ковен «NYX»

Gerhard Otto Eckart, 126 y.o.
« Быть мессией в своей стране - незавидная роль. »

https://forumupload.ru/uploads/0013/30/45/2/560273.jpg
Robert Carlyle

занятость » владелец сети частных похоронных бюро "NYX Ritual Service"
раса » колдун, глава ковена «Nyx»
отношения » в поисках средства, способного сделать магов более сильными, практикует магическую евгенику, и хотел бы заполучить парочку даэдров в качестве экспериментальных образцов в достижении своих целей

Герхард - единственный сын талантливого немецкого хирурга Вильгельма Эккарта. Свою мать мальчик совсем не помнит, ему не было и двух лет, когда женщина скоропостижно скончалась в 1897 году. Вильгельм же был довольно деспотичен с сыном, занимался его воспитанием очень строго, особо не проявлял любви к своему чаду. Сам Герхард не отличался крепким здоровьем, страдал от постоянных болей в костях, в принципе был довольно тщедушным, но при этом невероятно умным и в целом весьма одарённым ребёнком. Отец часто поил Герхарда всевозможными отварами, колол уколы, втирал какие-то мази, заставлял дышать газом через специальные трубки. От некоторых процедур эффект был положительный, боль проходила на какое-то время, но затем неизменно возвращалась. Некоторые же средства только усугубляли течение болезни.

Но, несмотря на внешнюю болезненность, Герхард рос настоящим вундеркиндом. Большую часть своей жизни он провёл в стенах больницы, где трудился его отец. Мальчик почти ни с кем не общался, зато его безумно увлекала медицина во всех её проявлениях, но особенно - в той части, которая могла помочь излечить его от болезни. Позже окажется, что Герхард унаследовал от отца не только врачебный талант, но и гены колдуна. Из-за своих врачебных амбиций Вильгельм долгое время не пытался лечить ребенка с помощью магии, но когда стало ясно, что Герхард тоже маг, начал открыто ставить на нём магические эксперименты по излечению сына от болезни костей. Проводил ритуалы, всячески колдовал, читал заклинания, вырезал символы прямо на коже Герхарда. И при этом постоянно твердил, что близок к созданию "универсального лекарства". Сам Герхард был не в восторге от таких процедур, но не смел перечить отцу, и даже поддерживал его стремления. Тем более, что в 1920 году опыты Вильгельма наконец дали плоды, и двадцатипятилетний Герхард смог полностью излечиться от своей болезни костей. Но отец на этом не остановился.

Постепенно эксперименты Вильгельма над собственным сыном становились всё более отчаянными и изощрёнными. Герхард понимал, что отец уже банально использует его как подопытную крысу, чтобы "вывести" идеального мага по своему разумению. Однако молодой доктор Эккарт приходит к выводу, что методы его родителя уже устарели, и настала пора переходить к более радикальным способам - магической селекции. Вильгельм же не разделял идеи сына о приемлемости евгеники, и на этой почве их отношения стали стремительно портиться, усугубляемые последовательными провалами экспериментов отца. В ходе очередного неудачного опыта между мужчинами вспыхивает конфликт. Герхард убивает отца, прикарманив все его труды, записи и дневники, желая усовершенствовать их своими собственными методами.

Воспользовавшись тем, что к своему возрасту он уже был достаточно известным врачом не только в родном городе, но и за его пределами, Герхард заметает следы своего преступления и в 1927 году уезжает жить в Берлин. Там он очень быстро находит единомышленников, становится вхож в высшие круги НСДАП. Вскоре его приглашают вступить в Общество Туле, и Герхард соглашается. Вместе с другими видными деятелями своего времени Эккарт принимал участие в развитии организации. Спустя несколько лет, набравшись теоретических знаний, Герхард был готов воплощать свои умения на практике, однако, как выяснилось, верхушка Общества не была готова отказываться от своих научных изысканий в пользу непосредственных опытов и экспериментов. Тогда Герхард присоединяется к нескольким другим магам из Общества Туле, и в 1935 году появляется организация "Аненербе", где Эккарт возглавил один из научных отделов. Герхард, перейдя к практике, ощутил острую потребность в помощниках-магах, и подопытных, желательно тоже магах. Он ищет и вербует в свой отдел колдунов. Тех, кто посильнее, он приближает к себе, а самых слабых отсортировывает на опыты.

С каждым годом стремление Эккарта добиться успехов на своём оккультном поприще становилось всё более навязчивым, подогреваемое воодушевляющими лозунгами нацистской партии у власти. Герхард ездит по концлагерям, ставит свои опыты на заключённых. Особенное изощрённое удовольствие ему доставляет находить сверхъестественных существ, пока это не сделал Трибунал, забирать их в свою лабораторию и там проводить эксперименты над ними - он чувствует, что постепенно приближается к тому, чтобы сделать магов сильнейшей расой из всех существующих.

Однако вместе с поражением Германии во Второй мировой войне приходит конец и деятельности доктора Эккарта и его отдела. Все научные наработки были уничтожены, всех единомышленников Герхарда отловили и приговорили к смертной казни, а ему самому чудом удаётся избежать смерти. Последующие несколько десятилетий Герхард скитался по странам-бывшим союзницам НСДАП. Менял имена, профессии, даже успел для проформы жениться и обзавестись детьми. Залёг на дно. Впрочем, мысли об улучшении расы колдунов научным путём его никогда так и не покинули.

В конце 70-х годов двадцатого века Эккарт переезжает в Нью-Йорк. За годы тишины он успел много раз проанализировать свою деятельность, выявил ошибки, нашёл способы их недопущения в будущем. Ему удаётся сплотить вокруг себя нескольких магов-единомышленников, разделяющих его стремления, и через несколько лет после переезда основать свой собственный ковен NYX. Под видом деятельности похоронного бюро Эккарт и его сподвижники продолжают ставить опыты, но уже гораздо более тайно и аккуратно.

дополнительно»
Герхард - образец спокойствия и выдержки, вывести его из душевного равновесия крайне сложно. Замкнутый в своих мыслях, неразговорчивый, недоверчивый, подозрительный, жёсткий. Мастер интриг и лжи, целеустремлённый, готов идти по головам для достижения собственной выгоды. Очень умён и начитан. Талантливый доктор, также превосходно разбирается в магических зельях, ритуалах, рунах, артефактах, правда, свои знания применяет на практике только во время экспериментов над людьми и сверхъестественными существами. Свято верит в превосходство расы колдунов надо всеми остальными, поэтому относится с некоторым презрением к другим представителям магического сообщества. После разгрома нацистов зарёкся иметь какое-либо отношение к политике и власти, да и в принципе старается не иметь внешних связей с другими организациями. Однако есть одно небольшое исключение - разумное сотрудничество с мафией, покуда та не переступает черту и не лезет во внутренние дела его ковена.

hide-autor

0

6

ковен «NYX»

Swen Hausler, 104 y.o.
«Под маскою самодовольства»
https://i.imgur.com/0T1geHh.png
Finn Wittrock

занятость » сценарист, в ковене экспериментирует с артефакторикой
раса » колдун, ковен «Nyx»
отношения » Свен является одним из преемников Герхарда Эккарта в ковене. Дальнейший путь персонажа может быть разным - он может как попробовать раскрыть глаза идиотам вокруг на то, что даэдры вносят сильный магический дисбаланс в существующую систему сверхсуществ (разумеется, если Никс удастся выйти на даэдров), так и попробовать поддержать их, видя в них потенциальный источник экспериментов и возможности магам разрешить все их проблемы. В сами дела города он вмешивается, но опосредованно. Может состоять от ковена в городском совете и влиять на свод законов сложившихся в Нью-Йорке

Свен - истинный сын своих родителей, циничных, не обременённых излишней моралью, эгоцентричных и даже слегка чудаковатых. Да и чего ждать от двух магов, которые умудрились прожить вместе на протяжении целого столетия? Свен понятия не имеет и, честно говоря, знать и не хочет, сколько детей родилось до него и что с ними стало. Он вполне может представить, что родители не слишком заморачивались с тем, куда девать дефектных детей, рождённых до него, и едва ли бы занимались ими пристраивая в чужие семьи, он бы не удивился, если бы перекопав их сад в доме неподалёку от Хильдесхайма, под разросшимися розовыми кустами были бы обнаружены аккуратные детские косточки в полном составе. Или не полном. Его отец, не то завидуя, не то насмехаясь над вампирами, полностью переиначил и освоил под себя магию, в которой тем почти не бывает равных - магию крови, приспособив её и под ритуалы, и используя в создании артефактов. Проводя эксперименты и понимая, что артефакты с участием крови или плоти в создании, держат заряд лучше, а подчас и работают сильнее обычных артефактов. Просто использование крови не столько неэтично, грязно или противно, а просто может привлекать излишнее внимание, потому многие маги избегают таких экспериментов, а то и вовсе не знают о таких возможностях.
В любом случае, Свен предпочитает считать себя первым ребёнком, что отчасти является правдой, так как он является первым сыном рождённым с даром, но и свои выводы он делал не на пустом месте - мать и отец к нему почти и не приближались до его одиннадцати лет, стараясь контактировать с ним как можно меньше, скинув всю заботу и воспитание на дальних родственников, приехав только один раз - на его десятилетие, но пробыв едва ли и двадцать минут рядом, поспешили уехать.
Тогда Свен чувствовал себя брошенным и одиноким, не смотря на участие и заботу со стороны родственников отца, сейчас же, оценивая поведение родителей спустя десятилетия, понимает, что едва ли поступил бы иначе. Впрочем, мы все плоды воспитания наших родителей. Или его отсутствия.
От чувства гнетущего одиночества Свен спасался в рассказах и заметках, нелепых и корявых стихах с потерянной ритмикой. Он учился дома, с частными учителями, и они, во многом, дали ему даже несколько больше, чем мог бы дать ему частный пансион или школа - он учился общаться не на детях, но сразу на взрослых, учась находить логические аргументы, которые приняли бы взрослые, оттачивая риторику и умение дискутировать. Но и лишаясь умения держать себя в толпе, как и общаться со сверстниками. Оказываясь сразу в позиции маленького взрослого. Впрочем, кто из детей, рождённых в те годы, мог бы похвастаться иным?
После пробуждения у него магического дара родители забрали его к себе, затерев память как дяде с тётей, так и любым, кто мог бы его запомнить. Маги живут долго, а человеческая память иногда подкидывает странное.
Само пробуждение дара Свен помнит как едва ли не последнее радостное событие в ближайшее двадцатилетие, дальше была только тягостная, унылая зубрёжка и отработка материала. В магии, как подавал её отец, не оставалось ничего будоражащего и волшебного, исключительно выверенные и отмеренные слова, формулы, жесты. Отдушину Свен находил, всё так же, в придуманных им историях, которые он перестал записывать, просто проигрывая их в голове, как маленькие пьесы, и стараясь сохранить если не полностью, то хотя бы частично.
С человеческим же общением всё было сложно. Несколько спасала любовь матери блистать в обществе, периодически побуждающая супруга и сына выбираться в люди, но этого явно было мало. Спустя двадцать лет Свен был готов отказаться от магии, возможностей, что та даровала, и собственноручно закопаться под ближайшим кустом - настолько ему осточертели диалоги с пустотой, перемежающиеся с набившими оскомину темами, что обсуждались родителями. Последние словно бы застыли в янтаре, не желая меняться или интересоваться чем-то новым, а жить одним и тем же годами, десятилетиями - это было слишком для молодого тогда ещё парня.
И в 1937 году он если не сбегает, то сепарируется от матери с отцом, отказываясь перенимать их уклад жизни, представляя, как будет буквально заживо погребён среди ровных аккуратных домиков в городке, где ничего не происходит и главным развлечением считается воскресный поход в церковь. Уезжая в Мюнхен, и в последующие семь лет в дом, так и не ставший ему родным, не возвращаясь ни разу. Впрочем, мать с отцом тоже не слишком-то его и искали, признав эксперимент с рождением ребёнка неудачным, если не полностью провальным.
В Мюнхене ему не то везёт, не то фатально не везёт, но он знакомится с восходящей тогда звездой, актрисой Ла Яной, уже сменившей тогда имя с Хенни Хибель. Свену нужны были деньги, но двадцатилетний юноша едва ли имел навыки необходимые для зарабатывания средств, а применить знания полученные от отца он тоже не мог - о происходящем вокруг, в мире и о магических ковенах он имел крайне смутное представление, которое заключалось пожалуй в одном тезисе - ему не следовало демонстрировать магию или знания о ней прилюдно, а как найти ковены иначе он просто не представлял. Ла Яна была очарована - при всей своей социальной неадаптированности Свен видел, как отец обращается к матери, видел, на редких приемах, как к ней относились другие, и каждую женщину он пытался заставить поверить, что та самая лучшая, самая красивая из встреченных им в жизни, её шутки самые смешные, и даже милые глупости, что та могла нести, он воспринимает вовсе не как глупости, а как серьёзные, волнующие её вещи. Женщина оставалась с ощущением, что Свен восхищается ею, боготворит, и это если не заставляло влюбиться, то оставляло её крайне расположенной к столь очаровательному, серьёзному молодому человеку. Чем Свен и пользовался. Через Ла Яну он получил работу в Имперской палате кинематографии как помощник сценариста, не имея ни образования, ни опыта работы, представленный как очень дальний родственник Ла Яны. Как немецкой актрисе удалось это совершить, учитывая все проверки со стороны администрации третьего рейха, Свен понятия не имел. Впрочем, и что такое третий рейх знал до приезда в Мюнхен только из газет, не воспринимая происходящее каким-то злом или ужасом - Германия, если верить статьям, впервые за долгие десятилетия переживала подъём, как в экономическом, промышленном плане, так и в остальных аспектах. Для того, чтобы что-то понимать и сравнивать, нужно иметь какой-никакой опыт, а его у Свена не было. Даже репрессии отдельных категорий людей не казались злом. У всего в этой жизни есть правила, есть они и у магов, и у людей, и ты либо устанавливаешь правила, либо подчиняешься, третьего не дано.
Он оставался в Мюнхене до 1944 года, пока не стало понятно, что дальнейшее будущее в Германии невозможно. К тому моменту фильмы почти перестали выходить, и сценаристы не были нужны. Можно было остаться, начав писать в газеты и зарабатывая подобным образом, но Свену помогла интуиция - именно она кричала о том, что нужно бежать, пока он ещё может, вне зависимости от того, что будет происходить с Германией и третьим рейхом. Вспоминая этот период своей жизни Свен может улыбнуться - тогда она были с создателем его ковена в одном городе, несколько раз даже пересекались в официальных местах, возможно их даже кто-то знакомил, пусть он и не помнит этого, но о существовании тогда действующего ковена он так и не узнал.
Дальнейший его путь до Нью-Йорка долог, и пролегал окольными путями. Его мотало из Европы в Латинскую Америку, а оттуда вновь в послевоенную Европу. Он умудрился найти колдунов и даже вступить в ковен на территории Мексики, обновив оставшиеся знания и получив новые, даже успев несколько раз провести ритуал продления жизни, потому сохранился довольно молодым внешне, но жизнь в бедности и дискомфортных ему условиях не окупалась даже магическими знаниями, к которым он получил доступ. Потому он переехал, не в последний раз, в США, оказавшись в Новом Орлеане и осев там на двадцатилетие, с 60-х по 80-е годы.
Это было удобное ему время. Он переквалифицировался в журналиста, продолжая периодически продавать сценарии под разными псевдонимами, нашёл ковен и колдунов, которые взялись учить его. И здесь ему тоже повезло. Ковен специализировался на вуду, что было довольно близко к тому, чему уже обучался Свен у отца, потому выучить основы и узнавать дальше новое было довольно легко и весело для него.
Но всё наскучивает. Рутинность и однообразие догнали Свена в 1987 году, толкая менять если не страну, то штат, переезжая в город, который явно выделялся среди остальных в США, являясь словно бы государством в государстве - Нью-Йорк.
После переезда Свен чуть не вступает в «Розенкрац», как признает он сейчас - по дурости. Архаичный и подчинённый правилами, пронизанный ими ковен, едва ли бы ему подошёл. Свен вырос до того момента, когда устал подчиняться чужим правилам, но был готов их устанавливать. Хотел их устанавливать.
В 1992 году вступает в ковен Герхарда Эккарта, оставаясь с ним до нынешних времён. В «Никс» Свену едва ли скучно, а некоторые спорные моменты, так пугающие окружающих, не кажутся ему чем-то не то, что страшным, но даже чуточку напрягающими его - у Свена крайне гибкая мораль и сбитое напрочь понимание о том, что есть хорошо, а что плохо.

дополнительно» не выйдет из «Никс» и не планирует куда-то переезжать в ближайшие лет 20, его устраивает всё, что он сейчас имеет. На данный момент Свен может сказать, что он даже счастлив.
Сейчас уже не имеет никаких проблем с деньгами, зарабатывая их созданием артефактов и реализуя через ковен. Сценарии иногда пишет, но лишь для собственного удовольствия.
Заявка больше похожа на анкету, чем на заявку, поэтому если вам нравится Свен в том виде, что уже есть, и нет желания добавлять что-то или менять на старте, то есть возможность принятия через пробный отыгрыш - игра на два-три поста, если они всех устроят, то персонаж с удовольствием будет передан желающему.

hide-autor

0


Вы здесь » Dark Side » Now That We're Alone » Их разыскивает администрация


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно